Джаз в кино и проблема безумства творческого гения

i-called-him-morgan_1_wide-44b76ec5e5d30d4b00f1884fabe88669791703d0-s800-c85Трубач Ли Морган и его жена 1970 год. Трагическая история пары легла в основу документального фильма I Called Him Morgan, режиссёр Каспер Коллин. Kasper Collin Produktion AB/Courtesy of the Afro-American Newspaper Archives and Research Center

Это был хороший год для джаза в кино. La La Land, современная история любви в духе мюзиклов эпохи джаза, имеет огромное количество номинаций на Оскар. В следующем месяце, с меньшей шумихой, но не менее театрально, выйдет документальный фильм,  I Called Him Morgan — основанный на истории жизни джазового трубача Ли Моргана.

Оба этих фильма привлекли внимание Крисчена МакБрайда, басиста из Филадельфии и гостя радиостанции NPR Jazz Night in America. Вместе с ведущим Оди Корнишем в программе All Things Considered они будут говорить об двух историях, предлагающих контрастное видение рабочих будней джазового музыканта.

        — I Called Him Morgan фильм Каспера Коллина, представленный на нескольких фестивалях в 2016 году, это история о музыканте, который был застрелен женой в 1972 г. Вы слыхали её раньше?

        — Да, конечно. Ли Морган был не только одним из величайших трубачей в истории джаза, он был также уроженцем Филадельфии — поэтому, если вы джазмэн родом из Филадельфии, как я, то Ли Морган, это одно из первых имен, которые вы слышите. Когда происходит подобное преступление на почве страсти, то история рано или поздно получает огласку. Я узнал об этом в 8 или 9 лет, прежде чем по-настоящему окунулся в джаз. Она была довольно тщательно задокументирована, поэтому имелась возможность узнать о смерти Ли Моргана непосредственно от его знакомых и друзей — тех, кто был там в ночь убийства.

После смерти, Морган перестаёт быть просто последователем Диззи Гиллеспи  и Клиффорда Брауна, он оказывается в преддверии начала прогрессивного музыкального движения, на пороге чего-то грандиозного.

        — Фильм изображает наркоманию и насилие. Морган представляется персонажем весьма испорченым. Как вы думаете, это связано со стереотипом в отношении трагической жизни джазовой звезды?

         — Больше всего, я думаю, это отражает наше желание видеть джазового музыканта наркоманом и насильником. У нас есть своего рода фиксация. Ведь так или иначе, историю джазового музыканта, который завязывает с наркотиками, алкоголем, насилием, порочным образом жизни и оказывается победителем, будет не интересно смотреть. Самое главное, что я надеюсь, происходит, это то, что кому-то, возможно, будет любопытно вернуться в прошлое и узнать больше о Ли Моргане. В фильме речь идет о его музыке, которая не оставляет зрителя равнодушным и вдохновляет целое поколение трубачей.

         — Это подводит нас к La La Land. Об этом фильме говорится очень много именно в его музыкальном контексте. Это история влюбленной пары. Он джазовый пианист, она начинающая актриса. Я бы хотел поделиться с вами замечаниями, которые слышал о фильме — и первое это то, что в ленте заключена слишком простая идея о том, что джаз, это неподвижный, застывший, словно жучок янтаре, музыкальный образ.

         — Вы знаете, после того, как я увидел этот фильм, моей первой мыслью было: «Да кому вообще какое дело до того, как показан здесь джаз?» На мой взгляд, сама по себе джазовая история, не так важна, как история этих двух молодых людей, которые пытаются воплотить свою мечту в жизнь.

        — То есть, вы непротив того, что в фильме джаз уходит на второй план?

         — Это всего лишь фон. Не думаю, что кто-то собирается смотреть картину с мыслями о джазе, как о главной идее фильма. Для меня это история любви.

         — Хотя в некоторых эпизодах фильма, есть диалоги о джазе. Герой Райана Гослинга, кажется, считает себя проповедником традиционного джаза, учит свою подругу любить музыку, жалуется, что люди больше не слушают джаз. В какой-то момент он присоединяется к бэнду Джона Ледженда, который делает, немного больше, чем он сам.

          — Скажем, немного с более коммерческим подходом.

         — Я не эксперт, но я помню, как сидел в кинозале и думал, что сейчас происходит то же самое. Молодые, многообещающие джазовые артисты, занимаясь всем этим, имеют коммерческий успех.

          — Не думаю, что эти сцены изображают то, что происходит с джазом и музыкантами сейчас. Мне кажется, здесь дается пример того, как этот молодой, как вы говорите, проповедник традиционного джаза пытается стать лучше, чем он есть, но не может получить работу. Тогда, Джон Ледженд предлагает ему концерт: «Смотри, это не совсем джаз, но, дружище, тебе нужна работа!» И в какой-то момент он решает, что Ледженд прав, и ему нужно работать, чтобы оплатить счета. Артист постоянно с этим сталкивается. И так происходит на протяжении поколений. Музыканты хотят играть собственную музыку или то, что может их продвинуть, но это, оказыватся, не так просто. То есть, кому-то, возможно, приходится играть то, что стилистически ему не нравится, кто-то садится в оркестр или идет на телевидение. Это может быть вовсе не то, чего они желают, но им нужно работать. Мы музыканты, но мы также профессионалы.

         — И, наконец, последнее, о чём мы не поговорили: есть ли фильмы о джазе, где цвет кожи музыканта не имеет значения.

         — Ну, я думал о некоторых фильмах прошлого, которые были сняты по мотивам джазовых историй. Это Cabin in the Sky,  Stormy Weather,  Carmen JonesA Man Called Adam,  ‘Round MidnightMo’ Better Blues,  Love Jones,  Miles Ahead. Правда, я не уверен, что уделил внимание расовому вопросу.  Джазовый музыкант всегда подавлен, джазовый музыкант всегда проигравший, джазовый музыкант всегда тот, у кого есть эти проблемы с наркотиками или алкоголем. На самом деле, мы хотим, смотреть фильмы, где джазовый музыкант в конце концов побеждает. Вот еще один фильм, The Man With The Golden Arm, где Фрэнк Синатра играет героино-зависимого барабанщика. И посмотрев его, я думаю: «Ух ты, не имеет значения, черный ты или белый. Тебя собираются посадить на героин или кокаин. А ты просто должен быть музыкантом.»

         — Да, существует такой стереотип. Но может нам стоит расширить границы своего восприятия безумного творческого гения.

         — Возможно. И  дело вот еще в чём: на самом деле, так много гениальных артистов, которые никогда не проходили через это. Может быть, в один прекрасный день кто-то снимет фильм о Уэйне Шортере. Он один из самых сумасшедших гениев, и он никогда не был связан с чем-то плохим. Так что это была бы отличная, победоносная, захватывающая история, которую стоило бы увидеть.

Оригинал статьи: Jazz On Film And The Problem Of The Mad Creative Genius by NPR stuff
Реклама

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s